Мое знакомство с гештальтом

Привет, меня зовут Юрий Вахняк. Я психолог-консультант. Занимаюсь частной практикой.

В подростковом возрасте у меня не очень ладилось в общении с девочками, в отличии от моих друзей-одноклассников. Хотя желание такое было. С родителями было не принято это обсуждать. Поэтому, занимая наблюдательную позицию, пытался узнать больше об отношениях у друзей. И мне рассказывали, доверяли.

Хранить секреты мне нравилось (это как сейчас конфиденциальность, хоть слова такого тогда я не знал). Важно было оказанное доверие. К тому же меня интересовало устройство человеческих отношений. Отчасти из-за непонимания некоторых социальных условностей (как у Шелдона Купера). Я прям искренне не понимал их и честно пытался разобраться. И до сих пор первичны для меня ценности: искренность и конгруэнтность, честность с собой и другими.

Именно из этого живого интереса и начался мой путь в психологию еще задолго до знакомства с психотерапией. Он проходил через искренние беседы с друзьями и разговоры со случайными знакомыми. От желания спасти другого – к живому интересу к нему. Через эзотерику и книги по психологии – к практической психологии.

Намного позже я уже начал понимать относительность правды субъективной (правда-матка) и поведения, основанного на этом ощущении. Чем более искажено восприятие человека (в т.ч. и мое), тем больше эта “правда” может задевать других, ограничивать, уводить от адекватности.

Из-за относительности всего переживаемого и наблюдаемого мне и понравился феноменологический подход, каким является гештальт-терапия. С опорой на наблюдаемое, видимое, фактическое, а не мысли (фантазии) по поводу этого, останавливать которые приходилось обучаться в процессе овладения специальностью.

Здесь важно заметить, что и как происходит с клиентом – выделить фигуру из фона. Простая поговорка дает понять о чем идет речь: у кого чего болит, тот о том и говорит. Это позволяет эффективней работать с запросом клиента и соотносить то, с чем он пришел, с тем, что в этом ему действительно важно. Это теория поля Курта Левина: человек замечает что-то (выделяет фигуру) во внешней среде (поле) из-за актуальной потребности.

Мне нравится такой аспект гештальт-подхода как диалогичность. Диалог в понимании Мартина Бубера — его «Я — Ты отношения». Важность встречи. Мне нравится быть в этом, энергия контакта. Как емко говорил основатель Ф. Перлз о гештальте: “Ты и я, здесь и как”.

Ориентация на “здесь и сейчас”, исследование контакта в нынешнем времени дает возможность провести диагностику в процессе консультирования. Жизнь клиента организована, как правило, так же, как и контакт с ним: те же симптомы, проблемы, ситуации, с которыми он пришел. Человек взаимодействует с психологом так же, как он это делает в своей жизни. Если обратить внимание  на это взаимодействие и корректировать его сейчас в безопасной обстановке, появляется возможность изменений. Часто клиенты приходят за этими самыми изменениями.

Еще один важный момент в гештальт-подходе, на который я опираюсь в работе — это парадоксальная теория изменений Арнольда Бейссера. Чтобы что-то изменить, нужно заметить то, что есть и принять это. В противном случае, тратится огромное количество усилий и энергии на то, чтобы казаться не собой. Напряжение растет, невротические симптомы расцветают, а  желаемое отдаляется.

В моем случае, это принятие своих физических ограничений, например, в занятиях баскетболом или беге. Нереалистичные ожидания от своей физической формы  вместе с моим азартом приводят к травматизации. Внимание к своему состоянию, притормаживание себя в соответствии с возможностями позволяет мне получать больше удовольствия от этих занятий и оставаться целым. И если речь идет о психических процессах, следует так же быть внимательным к своим особенностям, чтобы не было мучительно больно. Поэтому так важна работа  клиента и психолога над осознаванием себя.

Во время консультирования значительное внимание уделяется также индивидуальной семантике (значению, смыслу слов). Благодаря сестре-филологу, интерес к слову был и до практики. Каждый человек вкладывает свой особый смысл во многие привычные слова. Поэтому каждая консультация – исследование личных смыслов и удивление от разнообразия последних.

Все это  помогает мне в частной практике. Часть этого – мои естественные черты, а часть – результат обучения в университете и в гештальт-подходе.

Опубликовано в рубрике Блог

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *